Четверг, 03 Апрель 2014 05:34

Тоже Чаплыгин, и тоже служил…

Оцените материал
(1 Голосовать)

В одном из недавних номеров нашей газеты читатели познакомились с ветераном Великой Отечественной войны Иваном Чаплыгиным. Как оказалось, в династии Чаплыгиных все мужчины считали своей обязанностью служить в армии — по примеру отцов. Виктор Чаплыгин — не исключение.

«Иван Иванович мне приходится дядькой, — рассказывает Виктор, — мой отец, Николай Иванович, был старше, 1917 года рождения. Он, начиная с 1939 года, восемь лет отслужил пограничником в Манчжурии. Дома за это время ни разу не был — дорога бы заняла около двух месяцев. Вернулся, уже когда война закончилась. Его приглашали продолжить службу в Калининграде, но отец отказался — ему двадцать девять лет было, давно пора собственную семью создавать. И создал — шестерых детей вырастил. Я — самый младший».

Виктор отучился в Новосарбайской школе, окончил профессиональное училище по специальности «машинист холодильных установок». Как и полагалось у Чаплыгиных, Виктор с готовностью вступил в ряды Вооруженных сил. С учетом полученной профессии его направили в морфлот, и он, как и отец, оказался на Дальнем Востоке. Служил напротив Сахалина. Прошел курс молодого бойца, так называемый полуэкипаж. Первым кораблем для новобранца стал большой противолодочный корабль «Гордый». «Через два месяца мы пошли во Вьетнам, — говорит он, — там я простудился, с осложнением на сердце. Меня с военной базы Камрань перевезли во Владивосток. Про себя думал — а что если меня комиссуют, я ведь всего полгода отслужил? Стыдно будет домой возвращаться. Еще знал, что за нарушение режима не комиссуют. Решил сознательно нарушить дисциплину, и меня оставили. Из госпиталя перевели в Советскую Гавань. Там и дослуживал».

Потекли армейские будни, были выходы в море, а еще был пожар на эсминце «Вихревой». Кочегары прозевали момент перегрева воды, котлы закипели, да так, что трубки в них стали гореть и плавиться. «Находиться рядом с котлами из-за огромной температуры невозможно было, — вспоминает Виктор, — поэтому огонь заливали через дымоход. Мы с несколькими сослуживцами стояли наверху с рукавами — заливали котлы, оттуда валил жар, и на нас, чтобы не обгорели, лили забортную воду. Температура воды — 5-6°С. Но мы осознавали — на корабле находится погреб с боеприпасами, и если они сдетонируют, то…После этого случая мне дали отпуск и сфотографировали возле развернутого знамени. Корабль отремонтировали, и я дослужил на нем еще полтора года».

Холодная вода вызвала осложнение — Виктор перенес замену сердечного клапана, но этот факт не омрачает его воспоминаний о годах службы: «Молодость не может вспоминаться с горечью, ведь это лучшие наши годы».  

 

Сергей КОВАЛЕНКО.

Вы здесь: Home Живет такой человек Тоже Чаплыгин, и тоже служил…