Суббота, 20 Апрель 2019 07:28

СОХРАНИТЬ ВНУТРЕННИЙ СТЕРЖЕНЬ

Оцените материал
(1 Голосовать)

Можно ли разделить профессии на мужские и женские? И каково женщине осваивать мужскую специальность вопреки общественному мнению? Ответы на эти вопросы знает Дина Болеславовна Афросина из села Сырейка. Вся ее жизнь — это сплошное преодоление: трудностей, человеческих воззрений и даже судьбы. И география её жизненного пути — родилась в республике Марий Эл, училась на Украине, а детей воспитывает в селе Сырейка — достаточно широка.

Вопреки советам

Не такие, как все. Эта характеристика приклеилась к семье Артюшкиных (девичья фамилия Афросиной) еще до рождения Дины. И одной из причин стал отец. Болеслав Сергеевич был шофером, художником-самоучкой и большим оригиналом. Забыв о марийских корнях, назвал всех детей на прибалтийский манер. Старшая дочь Тереза, средняя — Дина, а младший сын — Вацлав. Мать с неоконченным высшим образованием работала вышивальщицей на дому и поддерживала интересы мужа. Семья жила в Горномарийском районе республики Марий Эл, в деревне Пертюково. Маленький населенный пункт с двумя десятками дворов, где не было даже школы. Чтобы получить образование, ходили за 3 километра в соседнюю деревню Емелево: летом — пешком, зимой — на лыжах. Несложно себе представить уровень полученного образования. Но Дина любила учиться, была лучшей в классе и местной чемпионкой по лыжному спорту — сказывались зимние пробежки до школы и домой. В йошкар-олинские вузы такую абитуриентку могли взять без экзаменов. Местные учителя, видя усердие девочки, прочили ее в педагогику. Но девушка хотела другого. «Мне нравились железки, гайки, механизмы, я все раскручивала, пыталась узнать, как все устроено. А когда в 10 лет над нашей деревней увидела самолет, я не охала, как все дети, на такое чудо света. Я задалась вопросом: как он летит по воздуху и не падает? Во мне пропадал техник, я это чувствовала. А потому после школы отправилась прямиком в аэропорт Йошкар-Ола брать направление на поступление в авиационный вуз. Конечно, в институт я не прошла, но в приемной комиссии мне предложили пойти в училище гражданской авиации. Туда я прошла вне конкурса, даже толком не разобравшись, где это учебное заведение находится.

Сегодня, когда я мама двух сыновей, мне сложно представить, как мои родители смогли сохранить спокойствие, когда в августе я заявила, что уезжаю учится в Кривой Рог. «А это где?» – лишь прозвучал вопрос отца. Мы развернули карту и изумленно вглядывались в точку на Украине. Поехали все вместе. Добирались долго: и на теплоходе по Волге, и электричкой, и попутками. Криворожское авиационно-техническое училище гражданской авиации встретило нас двухметровым забором, колючей проволокой, КПП и военной дисциплиной. Армии в то время доверяли. Родители меня оставили».

Женщина в мужской профессии

«Я попала в экспериментальную женскую роту. До этого в Союзе в военные учебные заведения девочек не принимали. Разве в качестве исключения. В 1989 год сняли бронь с таких учебных заведений, и в училище появились девушки: 180 курсантов-девчонок на 3 тысячи юношей. Выбирай — не хочу! Но строить глазки и ходить на свидания было некогда. Военная дисциплина, строгий режим дня, плотный распорядок занятий и тренировок. Но со своим мужем мы познакомились все же в училище. Он после двухлетнего перерыва (уходил в армию) вернулся доучиваться».

Дина Артюшкина получила специальность авиатехника: в училище изучала конструкции и электронику самолетов ТУ-134 и ТУ-154. «Учиться мне нравилось и получалось. Когда выпускалась, педагоги настоятельно рекомендовали поступать в Киевский авиационный институт, но мне нужно было идти работать  и помогать родителям».

По распределению Дина вместе с мужем Сергеем попала на работу в смышляевский аэропорт. Обслуживали самолеты МИ-2 и вертолеты МИ-8. Уже на рабочем месте дипломированному авиатехнику Дине Афросиной не раз приходилось доказывать, что женщины в этой профессии имеют право на существование. «Я была маленькой, худенькой, с длинной косой. И как профессионала меня никто не воспринимал. Бывало, проверяешь радиооборудование, посылаешь сообщение: «Борт такой-то на связи». А мне в ответ: «Не засоряйте эфир: кто допустил девчонку на частоту?» Мужчинам-сослуживцам не раз приходилось, «засоряя частоту», объяснять, что женский голос принадлежит их сотруднику. А один раз чуть не арестовали. Мне поручили снять радиоприборы со списанных вертолетов. Сижу на крыле, откручиваю, а позади голос караульных раздается: «А ну, пацан, слазь! Кто тебе разрешил зайти на территорию аэропорта?» «Да не пацан я, авиатехник лейтенант Афросина». Поверили, когда документы увидели. Вот так я и проработала 4 года, пока не собралась в декрет». 

Разворот на 180 градусов

90-е годы в стране обесценили профессии и отобрали работу у многих людей. Так случилось и с Диной. Возвращаться из декретного отпуска авиатехнику Афросиной было уже некуда. Хозяйство аэропорта стало разваливаться на глазах. Пошла работать в Сырейский колхоз и параллельно строить свой собственный дом. «Именно тогда пришло понимание, что обосновываться надо на земле, а мечтать о небе уже некогда. Подрастал сын, я ждала второго ребенка, мужу грозило остаться без работы. А колхоз дал землю, и мы начали строить дом.»

В это время Дина Афросина решила, что высшее образование ей все же нужно, но в другой области. Теперь она руководствовалась не своими мечтами, а нуждами семьи. Под Сырейкой в те годы началось строительство завода «Балтика-Самара», и женщина твердо решила, что будет работать на этом предприятии — недалеко от дома и детей. «Учиться у меня всегда получалось. Но стать студенткой в 40 лет — это совсем другая история. Меня отговаривали, пугали, но высшее образование я все же получила. На «Балтике» я работаю буквально с основания, и работа меня устраивает. Дома все эти годы держим бычков на откорм. Именно вырученные за них деньги позволили построить дом. Новоселье Афросины справили только через 13 лет с начала строительства. «В этом доме половину работ, даже сугубо мужских, я выполняла сама. Копала котлован под фундамент, сама выкладывала кирпичи. Тяжело ли было? Да, не легче, чем другим женщинам». Сегодня у красавца-дома просыпаются розы, набирают силу хвойники — кругом порядок и красота. Хозяйка скромно промолчала про табличку, которая незаметно прибита с угла здания. «Дом образцового содержания» — такую оценку уже не первый год дает сельское поселение Чубовка подворью семьи Афросиных.

«Мои сыновья умеют работать и знают цену деньгам. Убрать навоз в сараях — их обязанность. За своих мальчишек я спокойна, они не пропадут в жизни. Старший Максим уже обзавелся семьей, воспитывает сына. Внук пошел по моим стопам. Ладит и с отверткой, и с молотком, и с лопатой. А ведь ему только 2 года. Сын из ничего может собрать нужную вещь, дружит с электроникой — парень очень рукастый. Да и младший сын Никита в нашу породу, командир военно-патриотического объединения «Лидер». А вот с авиацией, видимо, наша семья распрощалась. Жаль, конечно, но жизнь всегда вносит коррективы вопреки твоим мечтам, планам и даже предназначению. Главное, чтобы эти жизненные обстоятельства твой внутренний стержень не сломали. Только тогда ты останешься хозяином своей собственной жизни и вопреки всему сможешь стать счастливым».

Елена ГРОШЕВА. Фото Е.Мусогутова и из личного архива  Д.Б. Афросиной.

 

 

Вы здесь: Home ЖИВЁТ ТАКОЙ ЧЕЛОВЕК СОХРАНИТЬ ВНУТРЕННИЙ СТЕРЖЕНЬ