Пятница, 12 Октябрь 2018 12:41

ВСЕГДА В ЦЕНТРЕ ВНИМАНИЯ

Оцените материал
(0 голосов)

15 октября отмечается Всемирный день сельских женщин. Накануне этого праздника мы встретились с Риммой Евгеньевной Ивлиевой, директором средней школы села Георгиевка. Римма Евгеньевна родилась в Георгиевке, здесь же окончила школу, а потом реализовала себя в сфере педагогической деятельности. Ее общий стаж составляет 35 лет, 33 из них она преподавала в родной школе. 

— Римма Евгеньевна, поздравляем вас с наступающим праздником. Какая она в вашем понимании — сельская женщина?

— Женщина, где бы она ни жила, всегда остается женщиной: это красота, такт, мудрость. А вот насчет определения «сельская»… В чем сложность жизни в селе? Независимо от того, кто ты: директор, учитель или просто житель, каждый в селе находится под увеличительным стеклом. Другое дело, как выдержать эту нагрузку. Считаю, просто, как рекомендует народная мудрость, не держать камень за пазухой. Я из числа тех, кто стремится быть в центре внимания. Так получилось, что в 6 лет первый раз вышла на сцену, так по сей день и живу у всех на виду. К этому привыкаешь. Не потому, что о тебе все говорят, а потому, что по-другому уже не умеешь. Это становится образом жизни: что бы ни происходило внутри тебя, плечи расправляешь, голову поднимаешь и идешь с улыбкой вперед.

— Этот принцип характеризует сильную женщину. Какое влияние оказала семья на становление вашего характера?

— Мои родители в Георгиевку приехали из Пензенской области в 1965 году. У меня три старших брата и сестра: все очень самодостаточные. Я здесь уже родилась. Мама долгое время работала в теплицах, которые располагались на месте нынешней улицы Нефтяников. Нам к 8 часам нужно было в школу, но мы вставали пораньше и шли маме помогать. Папа был бригадиром картофелеводческой бригады. Помню запах конфет, которые он приносил. Это были обычные карамельки. Необычным в них был запах мазута. Тогда продукты упаковывали в специальную оберточную бумагу или газету. Пока он довозил их домой, они впитывали все запахи трактора. Но эти сладости были самые вкусные на свете.

Мое детство было замечательное. Все дети в нашей семье росли в большой любви родителей. Родительское слово было главным. Это в нас сидит и сегодня, хотя папы уже нет 25 лет, а мамы 2 года. Я до сих пор каждый свой поступок оцениваю с их точки зрения: что бы они сказали. Очень часто вспоминаю наши семейные вечера, когда мы все: и дети, и родители — собирались за большим столом и играли в «города». Очень хорошо помню, как папа нас учил играть в шахматы и шашки. Еще у нас в доме всегда пахло пирогами. Запах чувствовался с улицы. К нам приходили наши друзья, даже ночевать оставались. В двухкомнатной квартире было место и пятерым детям, и их друзьям. И каждый себя чувствовал спокойно и комфортно. Уважение к людям тоже родители привили нам с детства. На улице мама всегда первая здоровалась с каждым встречным: независимо от того, близкий или дальний знакомый, мужчина или женщина, старый или ребенок. Я тогда недоумевала: «Ты со всеми первая здороваешься. Зачем?» А мама в ответ: «Тебя это никогда не унизит». Или вот случай. Мы жили в квартире, сараи стояли вдалеке. Идем мы с мамой, у нее коромысло на плечах и в руках еще по ведру. На тропинке лежит хлеб. Она остановилась и подобрала, не потому что голодные, потому что такое уважение к хлебу. Вот такие простые уроки, а запомнились навсегда.

— Гостеприимство и хлебосольство в вашей семье было продиктовано национальными традициями?

— На тот момент в Георгиевке мы были единственной татарской семьей. Соответственно, на родном языке поговорить было не с кем. Но у нас было негласное правило, что уважаем все нации, со всеми общаемся на русском языке, дома — на татарском. Именно благодаря родителям я знаю язык. Гостеприимство – это одно из национальных черт. Кто бы к нам ни приходил, обязательно усаживали за стол. Сейчас моя дочь уже взрослая. Но когда я занималась ее воспитанием, непроизвольно копировала своих родителей. Они нас воспитывали в строгости. Понимание того, что они делали это правильно, пришло только во взрослой жизни. У нас дома всегда было большое хозяйство. Родители, работая на двух-трех работах, успевали еще подворье держать. Конечно, мы им помогали: мы с сестрой с 10 лет доили коров, братья косили сено. Все работали. У всех были свои обязанности. Зато на нашем столе всегда было и мясо, и масло, и молоко, на нас всегда была хорошая одежда. Велосипеды, мотоциклы разных марок первыми в селе появлялись у моих братьев. Братья работали в совхозе на поливалках. Все лето зарабатывали. Я и сама работала на току. Там было очень тяжело, плюс пыль и грязь, но так хотелось иметь свою копейку. К сожалению, сейчас дети не умеют работать.

— Что вам дала сельская школа?

— В 1 класс я пошла в 1973 году. Тогда уже учились в нынешнем здании. Директором был Иван Андрианович Танчук. Лидия Васильевна Чиклинова работала завучем. Нашей первой учительницей была Таисия Петровна Ряжева. Это самое чудесное время. Кстати, в этом году 35 лет нашему выпуску. В четвертом классе нашей классной руководительницей стала Клавдия Яковлевна Чиклинова, учитель русского языка и литературы. Замечательный человек. В моей жизни всегда были люди, на которых старалась быть похожей. Когда люди говорят, что «сам себя воспитал», это лукавство. Все равно окружение воспитывает. Очень хорошее на меня влияние оказали занятия художественной самодеятельностью в ДК. Там были супруги Горбуновы Фаина Николаевна и Юрий Васильевич. Он играл на баяне, она руководила хором. Под их руководством я и в спектаклях играла, и участвовала в хоре, постоянно была ведущей, пела.

— Вы уже с детства знали, кем станете?

— Я всегда хотела быть медиком. Столько кукол испортила, когда делала им различные операции. После 8 класса я поступила без проблем в медучилище. Проучилась там две недели, заскучала по дому и вернулась. Пошла в 9 класс. Но потом эта мечта исчезла. После 10 класса уже пошла на юриста, но конкурс не выдержала. Мне было обидно, что все вступительные экзамены сдала на четверки и не поступила. Но добиваться любой ценой этой цели не стала. Дело в том, что в семье из детей я одна осталась в родительском доме. А они на тот момент были уже пенсионного возраста, отец болел. Вот я и решила остаться в селе и помогать родителям. Это было осознанное решение.

— А как же юношеский максимализм, амбиции?

— Это уж точно. У меня была гениальная мысль. В 10 классе я написала письмо во МХАТ, и оттуда мне прислали приглашение. Надо было просто поехать, а я струсила – не поехала. Но я еще долго себя видела ведущей какого-нибудь канала, мечтала о каких-то публичных профессиях. Видимо, поэтому потом я очень полюбила работу организатора. А тогда все получилось не так, как я хотела: пошла работать в малокомплектную Гурьевскую начальную школу. Параллельно училась в госуниверситете на историческом факультете. У меня было 12 учеников. Я для школы выбивала шторы, канализацию ремонтировала. Оксана Андреевна Лесина, учитель начальных классов в Георгиевке, учила меня писать планы уроков. Потом директор совхоза Павел Александрович Решетов позвал меня секретарем комсомольской организации. Эта работа была интересна тем, что была продолжением моего увлечения художественной самодеятельностью. Тогда закончила Самарскую комсомольскую школу с отличием. Очень хорошо помню тех, кто в то время работал в этой сфере. Такие хорошие ребята были.

— Вы верите в судьбу? Быть учителем вам было написано на роду?

— Учителем стала случайно (смеется). Я всегда говорила себе: «Ну ладно, это временно». «Временно» работала в Гурьевке, потом «временно» секретарем. И когда Лидия Васильевна меня пригласила в школу на часы истории, туда пошла «временно». И всегда была в поисках себя. Через какое-то время меня моя работа начала затягивать. Получилось это так. После декретного отпуска вышла, часов истории на меня не хватило. А я очень любила свой предмет. Мне предлагают вести английский язык. И снова авантюризм. Я говорю: «Если возьму английский, обязательно буду учиться». Поступила в Московский педагогический институт. Два раза в год ездила в Москву, жила там, оставляла ребенка, мужа. С большим восторгом вспоминаю те годы. Первое время Москва давила, я плакала. Потом привыкла. Наш учебный корпус находился на Таганке. Преподавательский состав был сильнейший. Лекции проходили в Пушкинском музее, в библиотеках занимались. До сих пор помню профессора Ившина из института военных переводчиков. Он тогда сказал: «Когда вы начнете думать на языке, тогда можно сказать, что вы язык знаете». В 2014 году я в первый раз поехала в Англию, во второй раз — в 2016 году. Поехать в Лондон – это была давняя мечта. До сих пор помню свое состояние — полный восторг. Тогда я поняла, что начала думать еще и на английском языке.

И всего этого можно достичь здесь, в Георгиевке. Нужно только выкладываться. Делать все на «5» — у меня это, прежде всего, требование к себе. Я об этом всегда говорю своим ученикам.

— Расскажите немного о своей семье.

— Мой первый муж русский. Я мусульманка. После замужества взяла его фамилию Ивлиева, девичья была Абузярова. По всем семейным и мусульманским нормам я должна была создать семью только с мусульманином. Но моя любовь училась в нашей школе. Павел ушел в армию, я его ждала. Мама долго не сдавалась. Не выдержал папа: «Ладно, женитесь». Появилась наша замечательная девочка Альбина. Мама нас учила гордиться своими детьми. Я с ней согласна. Отрадно видеть, как дочка сейчас заботится обо мне, о дочке и своей семье. Она поступила в Московский педуниверситет на факультет управления персоналом и кадрами. Никогда не планировала работать в школе, хотя я ей изначально говорила, что вижу ее в детском садике. Она отмахивалась: «Какой садик, какие дети», а жизнь вот как распорядилась. Сейчас она работает воспитателем. У нее дочь Регина растет.

— Георгиевский союз молодежи – это своеобразный бренд Георгиевской школы. У его основ стояли вы. Как это получилось?

— ГСМ – это мой ребенок. В 2000 году, еще до того, как поставили организатором, у меня появились связи с Самарским союзом молодежи. В 2002 году взяла семерых ребятишек и поехала на первую профильную смену «Свежий ветер». Зачем это надо было? В нашем детстве были и пионерия, и комсомол. А тут не хватало такой организации. Оказалось, что нужно было просто вооружить детей идеей. Видимо, им тогда было настолько тихо, скучно и грустно, что они ринулись вот в эту приоткрытую дверь. В январе 2003 года состоялось официальное открытие организации и прием первых членов. Тогда мы приняли в ряды Союза 70 человек. Это по всем меркам было много. Очень много ребят прошли через него, все они состоялись в жизни. Отрадно, что и сейчас ГСМ работает. У нас дети в год по 2-3 раза выезжают в «Орленок». В Анапу на все смены ездят. Камран Гасанов ездил в Германию. Сколько проектов защитили и грантов выиграли! Игорь Исаев, когда еще учился в школе, выиграл президентский грант в размере 30 тысяч рублей. Мне самой в ГСМ было интересно. Будучи уже директором, в 2010 году участвовала на областном конкурсе руководителей образовательных учреждений, где представила опыт управленческой работы через создание молодежной организации. Заняла первое место. 

— Римма Евгеньевна, как вы стали директором?

— В этом году моему директорству 11 лет. Когда мне предложили эту должность, я колебалась, потому что здесь все было отработано, а там ничего не понятно. На новом месте лет пять я не могла спать спокойно. А потом все сложилось. Коллектив помог. У нас в школе сохраняется хорошая давняя традиция: порядка 80 % всех учителей школы – это наши выпускники. И это здорово.

— Вы в начале беседы сказали, что у вас не все мечты еще реализованы. Что впереди намечено?

— У меня личностное и профессиональное связано. Я по жизни трудоголик. Уже от взрослой дочери не раз слышала упреки, что я не всегда присутствовала, когда ей хотелось быть со мной. Поэтому сейчас хочу больше восполнить те пробелы. И мне это доставляет огромное удовольствие. Я перестраиваю свое личное время в пользу близких. Это мои дочь и внучка, это мое увлечение: я очень люблю путешествовать. Поэтому, когда у меня появляется возможность, еду. Это необязательно заграница, много интересных мест и у нас. С удовольствием путешествую по Самарской области. Очень люблю это, и иногда думаю, что в перспективе можно было бы попробовать себя фотокорреспондентом (смеется).

— Если бы вам дали возможность что-то изменить в вашей жизни, вы бы ей воспользовались?

— Я думаю, что сейчас бы уже ничего не изменила. Мои друзья мне много раз говорили и говорят с жалостью: «Ты до сих пор в школе? Мы всегда думали, что ты будешь в области». Всем отвечаю примерно одинаково — я самый счастливый человек, потому что всю жизнь прожила с мамой. Каждый день видела ее, я ее чувствовала, сознавала, переняла у нее все самое лучшее. Это так здорово, что мне не пришлось на расстоянии переживать, как она там одна. А реализовать себя можно везде, сейчас это могу сказать с полной ответственностью. При огромном желании и стремлении и в селе можно все получить.

Беседовала Татьяна ДАВЫДОВА. Фото Е.Мусогутова.

Вы здесь: Home ЖИВЁТ ТАКОЙ ЧЕЛОВЕК ВСЕГДА В ЦЕНТРЕ ВНИМАНИЯ