Суббота, 19 Май 2018 04:13

На детях семья держится

Оцените материал
(6 голосов)

В этом году Мария Павловна Дерябина была награждена Знаком отличия «Материнская доблесть» 1 степени. Она родила и воспитала семерых детей. Сейчас её 91 год. У нее уже взрослые внуки и правнуки. Недавно родилась первая праправнучка.

Государственные награды «Материнская доблесть» I и II степени были учреждены в Самарской области в январе 2007 года, а с 1 июля 2007 года соответствующее постановление вступило в силу. Знак «Материнская доблесть» I степени вручается матерям, достойно воспитавшим пятерых и более детей, при достижении пятым ребенком возраста 14 лет. Знак II степени вручается матерям, родившим пять и более детей, при достижении пятым ребенком годовалого возраста.

     В ТРУДАХ И ЗАБОТАХ

Больше полувека Мария Павловна Дерябина прожила в Гурьевке. В маленьком поселке на самой границе Кинельского района выросли все ее дети, сюда приезжали погостить из разных концов страны внуки и правнуки. В прошлом году после смерти мужа Василия Анисимовича ей пришлось переехать в Георгиевку: здесь живут две ее дочери. В молодости она не знала покоя: вся жизнь прошла в трудах и заботах. А вот в старости отказали ноги. Благо, детей много. Она хоть и живет отдельно от них, но рядом с ней обязательно кто-нибудь есть. Больше всего времени с ней проводит старший зять. Мария Павловна всех супругов своих детей приняла как родных. И теперь они живут одной дружной семьей: «У нас всегда полный дом детишек был. У меня двое сыновей и пятеро дочерей. Одного сына схоронили. От него осталась внучка, ее мы с мужем вырастили как дочку. Так что, считай, у нас было восемь детей. Сейчас все семейные. Зятья и снохи у меня хорошие. 11 внуков. А сколько правнуков — сразу и не скажу. Бывает, ночью не спится, я принимаюсь считать всех. Вспоминаю, считаю-считаю, и обязательно где-нибудь собьюсь. Даже праправнучка у меня есть».

БУДУ ПОМОГАТЬ

Мария Павловна родилась в многодетной семье. Они жили в селе Красный Городок Сергиевского района. Им выпало пережить войну, голод, разруху. Мария Павловна была старшей в семье, и все младшие выросли на ее руках. Из шестерых братьев и сестер многих уже нет в живых. И сейчас даже племянники почитают ее за мать и часто навещают. «Как началась война, отца забрали. Нас у мамы осталось — мал мала меньше. Я тогда как раз окончила 6 класс. Вот матери и говорю: «В школу больше не пойду, буду тебе помогать», — вспоминает Мария Павловна. — А в тот год в нашем колхозе такой хороший урожай выдался: стеной стояли и пшеница, и рожь. Колос еще такой наливной был. В снопы собирали, а они — непреподъемные. Мне едва исполнилось 12 лет. А старались-то от взрослых не отставать. Днем работаю, возвращаюсь домой — у меня руки отваливаются, не слушаются. Такие тяжелые снопы были. Их же не только надо собирать, а еще — складывать, перекидывать. Тогда всем моим сверстникам досталось. Все работали. Пололи хлеба. Это сейчас обрабатывают поля химикатами, и сорняки не растут. А тогда руками дергали. Осот стоял такой, что не выдернешь: у него и корни мощные, и стебли колючие».

ПРО СЕБЯ И ЗАБЫВАЛИ

Замуж Мария Павловна вышла за своего односельчанина Василия Дерябина: «Вместе прожили 65 лет. В чём секрет семейного счастья? Не знаю. Думаю, у нас времени не было думать о чем-то плохом. Жилось раньше тяжело. Все добывалось трудом. А как дети пошли, одного надо одеть, другого — накормить, третьего — научить, так про себя и забывали. Дети и держали семью. Сейчас молодые как разругаются, так сразу и разбегаются. У них детей нет, вот и не держится семья, — говорит Мария Павловна. — Его уже нет в живых, мне его жалко. Вася был хороший отец. До последнего помогал детям, чем мог: и деньги, и продукты — ничего не жалел для них. Всегда были вместе. Столько всего мы с ним пережили. Еще в Городке жили, только поженились, решили поменять корову. Чтобы подороже продать, старую повели к родственникам в Тимашево. Дело было зимой. В дорогу лапти обули. Валенки на корову повесили, чтобы, если что, переобуть. В первый день до Сергиевска дошли. Переночевали у знакомых. Второй день — до Средней Орлянки. Там попросились на ночевку. В третий день потерялись, пошли по санной дороге и пришли в поле к ометам. Кое-как нашли село, переночевали у одиноких старичков. Они объяснили, куда дальше идти. Какая-то Екатериновка была. Там переночевали. И оттуда только в Тимашево пришли. А как переезжали в Гурьевку — целую книгу можно написать. Транспорта не было. Нам дали бортовую машину. На ней перевозили и скотину, и мебель. В один из рейдов попали в аварию. В кабину посадили старшую дочь Лиду с самой младшей Мариной на руках. Ей всего три года было. А в кузов мы с мужем сели, чтобы смотреть за коровой и бычком. Туда же поставили шифоньер. Дорога дальняя от Сергиевска до Георгиевки, водитель и заснул. Машина — в кювет. Хорошо — он быстро очнулся и ловкий оказался. Вырулил. Выехал. В Гурьевке Василия поставили бригадиром и ветврачом: он всегда башковитый был. А я пошла на ферму: сначала ухаживала за утками, гусями, а потом поставили на молодняк. Так до самой пенсии воспитывала телят».

«В ДЕТЯХ — МОЯ ЖИЛКА»

Главное увлечение Марии Павловны – шитье. К этому её приобщили родители — они были хорошими портными. Отец на войне после тяжелого ранения попал в швейный цех и обшивал весь фронт. Павел Леонтьевич домой вернулся только через год после победы. Когда дочерям пришла пора выходить замуж, каждую снабдил швейной машинкой. «Раньше машинки были великий дефицит. А тут прослышали, что в райцентре появились. Через знакомых мы договорились, чтобы нам одну продали. Вот я собираюсь в магазин, папа меня учит: «Намочи тряпочку и попробуй прошить. Какая машинка возьмет, ее и бери. Если ни одна не прошьет, лучше ничего не бери». В магазине стала пробовать. Одна, вторая — не шьют. Все перепробовала, нет ни одной, чтобы мокрую ткань шили. Вижу, в углу еще одна стоит. Говорят, сломанная: деревянный короб разбился. Я говорю: «Дайте. На ней еще попробую прошить». Попробовала — она прострочила мокрую тряпочку. «Вот эту беру», — говорю. В магазине все удивляются: «Да ты в своем уме? Покупать сломанную?» Нет, никого не стала слушать. Ее и купила. Подремонтировать её — ничего сложного не было». Швейной машинке Марии Павловны уже больше 70 лет. И все еще в рабочем состоянии, лучше современных шьет. Раньше Мария Павловна всю семью обшивала: шутка ли дело — у нее пять дочерей было. В школу или на праздник — каждой нужен наряд. «Вспоминаем и не понимаем, как маме все удавалось. Она была за всех: и в сарае, и дома, и на работе. А еще шить успевала. Нас ведь пять девчонок! — говорит дочь Галина. — Как елка в школе, так надо каждой готовить наряд на праздник. Она из марли платья шила, из картона корону делала. Ночью ложимся спать — ни у кого еще ничего нет. Платья сшиты, но еще не накрахмалены, а корон так вообще в помине нет. Утром встаем — всё готово. И все такое красивое, воздушное. Мама всю ночь шила. И на утренник мы шли, как принцессы. Все девчонки завидовали нам. И на Пасху нам платья новые шила». Сейчас все дети Марии Павловны уже взрослые: сами уже и родители, и бабушки-дедушки. Но для нее они все еще дети, которых она любила, лелеяла, души в них не чаяла: «Вот родится ребенок, я люблю его. Как не любить, это моя частичка, моя кровь. Вот и дышишь над ним. Моя младшая дочь Марина родилась восьмимесячной. Ее рост был с мой локоток — 40 см, вес — 2 килограмма. Отец все сокрушался: «Как она у нас будет жить?» А я ее выходила, воспитала. Ничего, догнала всех. Еще какая выросла. Умница, работящая. До сих пор меня благодарит: «Мамочка, миленькая, спасибо». Все дети Марии Павловны состоялись в жизни. На вопрос, как воспитывать детей, она с улыбкой пожимает плечами: «Не знаю. Честное слово, не знаю. Думаю, они в меня пошли. В них моя жилка».

Татьяна ДАВЫДОВА. Фото Е.Мусогутова.

 

Последнее изменение Понедельник, 21 Май 2018 04:17
Вы здесь: Home ЖИВЁТ ТАКОЙ ЧЕЛОВЕК На детях семья держится