Суббота, 27 Октябрь 2018 04:33

Северная закалка

Оцените материал
(1 Голосовать)

Вячеслав Коротков — потомственный водитель. Только отец его тихо-мирно колесил по сельским дорогам — он работал в колхозе имени Куйбышева, а вот Вячеслав успел объездить полстраны. За рулём он — 41 год. Вот бы посчитать, сколько километров проехал он за эти годы, если ему приходилось, работая на Севере, добираться до Тюменской области и обратно на машине; там тоже расстояния немалые преодолевал; работал он и в Оренбургской, и в Саратовской областях, и в Сергиевском районе… Нет, вряд ли удастся посчитать. Легко будет сбиться со счёта — слишком цифры большие.

О том, что водительская биография Вячеслава Короткова будет не совсем обычной, стало понятно ещё во время его службы в армии. Зимой в степи он и двое его сослуживцев оказались в снежном плену: начался буран, они сбились с пути, машина заглохла. Их тогда чудом отыскали, но они едва не замёрзли. И таких опаснейших ситуаций, когда — на грани, на волоске, на пределе, — в жизни Вячеслава было немало.

Чтобы он набрался опыта, умений, окреп и возмужал, судьба отправила его после армии поработать водителем в Красносамарском колхозе, в Сельхозхимии, на ветстанции, в сельской администрации. И когда поняла, что крепкий и надёжный, толковый и умелый он — Вячеслав Коротков, устроила ему встречу с родственником, который работал начальником партии в «Самаранефтегеофизике». Тот предложил:

Поедешь на Север работать?

Конечно! — не задумываясь, сказал Вячеслав.

Работал Вячеслав на вездеходе «ЗИЛ131», на автобусе «Урал», на «КамАЗе». И сложно, и трудно было, и опасно. На всю жизнь запомнился ему один случай. Ехали они в Тюменскую область — Вячеслав на своём КамАЗе тащил на буксире другой груженый КамАЗ. Зима. Горы. Гололёд. И вдруг отказали тормоза. «Нас трое было в кабине, — рассказывает Вячеслав, — как-то смогли вырулить, спустились-таки с этих гор. Вышли из машины — и вздохнуть не можем: сжалось всё в груди, сердце ломит. В эту же поездку чуть под лёд не провалились, когда через реку переезжали. Неделю ехали — а натерпелись на всю жизнь.

5 лет я отработал на Севере и решил уйти. Вернулся в Красносамарское. Работаю водителем в администрации. И страшно тоскую о тайге, о своих ребятах, что сейчас там, на Севере. Ночами не сплю — так хочется туда.

Как-то поехали мы в Самару. Зашёл я в трест «Самаранефтегеофизика», увидел своих. Они мне: «Давай к нам!» Пока возвращались в село, я главе администрации всё объяснил. Он отпустил меня. В этот же день я взял билет и уехал в Тюмень. 7 месяцев всего без Севера смог я тогда прожить. Меня и сейчас туда тянет. Если б здоровье позволяло, я так и работал там. Но после того случая в горах я стал задыхаться, кашель душил. Врачи сказали, что это после стресса со мной такое происходит. А я не сразу и вспомнил — что за стресс. Подобных ситуаций ведь много было.

Я до сих пор очень скучаю о тайге, о ребятах своих. Север сплачивает людей крепко-накрепко. Там работают настоящие мужики, надёжные. Мы часто созваниваемся, они зовут меня вернуться. Если б здоровье позволяло…

Здесь, на почте, уже 7 лет работаю. А до этого в Оренбургской области строил нефтяные насосные станции — работал на КамАЗе с краном-манипулятором.

Двигатель своей почтовой машины сам собрал — люблю я это дело. На Севере, бывало, механик просит: «Слава, отремонтируй эту безнадёгу. Кроме тебя, никто ведь за это не возьмётся». Я ремонтировал, перегонял на базу…

Ну вот, я опять о Севере говорю. О тайге, своих ребятах, с которыми там подружился, могу сколько угодно рассказывать. Я рад, что всё это было в моей жизни».

Татьяна ПАХОМОВА. Фото автора.

Прочитано 264 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Вы здесь: Home