Суббота, 01 Сентябрь 2018 08:04

Храмовая роспись невозможна без любви

Оцените материал
(0 голосов)

Новый храм в честь Архангела Михаила в селе Бобровка строится уже более 10 лет. Сейчас здесь идёт один из самых красивых и кропотливых этапов строительства — роспись стен. Иконописцам предстоит оформить свыше 500 квадратных метров кирпичной кладки от купола до престола. Войдя в храм, увидеть иконописцев не так просто. Взгляду открываются белые стены и частокол строительных лесов. И лишь по еле различимому перешептыванию можно определить, что мастера под центральным сводом храма, на самой высокой площадке. Группу из трех иконописцев возглавляет Александр Чалдин.

«Это моя жизнь»

«В моей биографии художника — роспись более 10 храмов и трех монастырей, — рассказывает Александр, — последняя и самая большая работа — 5 тысяч квадратных метров — это Донецкий Свято-Никольский мужской монастырь — там была комплексная работа: выполняли копию пятиглавого Успенского Собора Кремля. Там работали порядка 40 человек в течение 2-х лет. Закончив тот проект, мы приехали сюда, расписывать бобровский храм. Для меня это и работа, и хобби, и просто моя жизнь. Каждый раз я влюблен в тот храм, который расписываю. Без любви невозможно хорошо выполнить такую работу. Я родился в воцерковленной семье. Мама закончила художественную академию, была художником. Мой путь был практически предопределен: либо поступать в семинарию и быть священником, либо становиться художником. Я совместил духовное  и ремесленное – стал иконописцем. Закончил иконописную школу при духовной семинарии Троице-Сергиевой лавры. Мне очень повезло — на порах становления я попал в сильную и большую иконописную мастерскую, проехал вместе с ней по храмам и монастырям России: от Калининграда до Сургута и Камчатки, расписывал храмы на Украине, в Белоруссии. Работал со многими мастерами в разных техниках и стилях, что помогло мне набраться опыта. Сегодня перед нами, иконописцами, стоит очередная ответственная задача – красками создать духовную атмосферу. Бобровский храм очень добротно сделан. Это далеко не тривиальное церковное здание, это видно в мелочах: как сделан балкон, ансамбль окон, внешнее убранство кирпичной кладки. Видно, что это зрелый архитектурный проект и нет строительной гонки. Здесь очень приятно работать».

Родом из 14 века

«Вообще, сравнивать храмы некорректно. Понятия «рядовая работа» в нашем ремесле нет. Новый проект — это как еще один ребенок, со своим характером, индивидуальный, но неизменно любимый. Вообще, наша группа старается не повторяться и подходить индивидуально к каждому проекту. Создать концепцию росписи — это самое сложное. При ее разработке мы всё согласовываем с общей архитектурой здания. Есть основные правила классического канона росписи, то есть расположения Сил небесных, Иисуса Христа и святых по иерархии по стенам храма. Это все обязательно будет и здесь. Еще одна важная задача — рассказать, в честь кого назван храм. Бобровский престол носит имя Архангела Михаила, поэтому житие и чудеса этого святого тоже должны быть отображены. Кроме того, мы планируем изобразить Собор самарских святых на фоне храмовой архитектуры Кинельской Епархии, чтобы это стало связующей нитью и указывало на некую территориальную принадлежность бобровского храма. При выборе стиля мы также смотрим на архитектуру здания: стилистика росписи должна гармонировать с архитектурными формами. Здесь будет использоваться византийский стиль родом из 14 века, называется палеолог. Для него характерно написание пастельными тонами по золотой смальте. Золото очень обогащает эти цвета и дает имперскую торжественность всей росписи.  С другой стороны, этот стиль не довлеет над человеком. Его призвание — создать духовную спокойную атмосферу, сопутствующую молитве».

Сохранить гармонию

У каждого из трех иконописцев — свои функции и назначение: один занимается подбором цветов, другой пишет орнамент и одежды, третий, в данном случае Александр, пишет рисунок и лики, а также следит за всеми этапами работ.  Именно такое распределение помогает добиться единого почерка на всех стенах храма. «Я знаю коллективы, где каждому работнику дают по стене и каждый занимается своей стеной в отдельности, от начала до конца, — поясняет Александр, — но ведь рука у каждого художника своя, каждый иконописец даже неосознанно оставит на росписи свой характерный почерк, и в этом случае нарушается гармония единства и целостности всей храмовой росписи. В нашем случае, поскольку мы все вместе работаем над каждым образом и композицией, индивидуальный почерк художника в общей работе размывается. В этом и состоит гармония росписи».  Вместе с Александром в группе работает и его супруга Екатерина. По первой профессии она инженер-энергетик, но в корне поменяла профиль. «Александр в меня поверил и стал моим учителем и наставником, — рассказывает Екатерина Чалдина. — Теперь я не представляю своей жизни без росписи. По сути, для меня это оплачиваемое хобби. Наш сын тоже может пойти по нашим стопам. Ведь у нас не квартира, а мастерская — везде иконы, реставрация, картины. Поэтому сын тоже пробует свои силы в росписи, помогает нам».

Без сроков и суеты

«В наше дело нужно быть влюбленным, — говорит Александра Винокурова, еще одна участница группы. — Вот я ужасно боюсь высоты. А приходится взбираться на десятки метров. Но когда начинаешь работать, об этом забываешь. Особое удовольствие получаем от росписи этого сельского храма. Очень уютная, добрая атмосфера деревни. Сельчане с нами здороваются, интересуются, как идет работа, все очень приветливы». «Всегда возвращаемся с супругом в храмы, которые расписывали, — рассказывает Екатерина Чалдина. — Это как листаешь старый альбом. Каждая композиция росписи связана с каким-то отрезком нашей жизни и творческими переживаниями. Приятно поностальгировать. Нередко люди восхищаются росписью храма. В эти моменты просто тихо получаешь удовольствие от того, что ты к этому причастен, пусть даже люди об этом не знают». Сегодня иконописцы расписали лишь четвертую часть всей площади бобровского храма. По самым приблизительным подсчетам, эта кропотливая работа займет еще два года. «Увидеть храм во всем его величии можно будет не раньше, чем через пару лет, — поясняет Александр Чалдин, — можно, конечно, и быстрее. Но храмовая роспись не терпит сроков и суеты».

Елена ГРОШЕВА. Фото Е. Мусогутова.

 

Прочитано 142 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Вы здесь: Home