Пятница, 23 Февраль 2018 13:39

Отец, дед, прадед...

Оцените материал
(1 Голосовать)

10 сыновей, невестку и двух внуков проводил на фронт Степан Афанасьевич Канаев. Из 13 человек домой, в Новый Сарбай, возвратились только четверо…

Несмотря на то, что судьба так жестоко обошлась с их родом, в селе и сейчас еще много тех, кто носит эту фамилию, а уж если копнуть глубже — каждый второй окажется родственником. Об этой невероятной истории мы узнали благодаря Любови Михайловне Свищевой, внучке Степана Афанасьевича.

В Новый Сарбай семья Канаевых переселилась из Путиловки еще «при хозяине» Аристархе Азарьевиче Путилове, в 1835 году. Их было пять человек: две сестры (Афанасия и Елена) и три брата (Афанасий, Павел и Василий). Мужиками они были умелыми. Любое дело было им по плечу, но они, в основном, плотничали. Первое время, как и другие переселенцы, жили в землянке, вместе с остальными крепостными крестьянами строили барскую усадьбу. Затем, когда село начало отстраиваться, барин помог и им построить себе большой дом. Постепенно все братья-сестры обзавелись семьями, и с годами у каждого из них появился «собственный угол».

«Мой дед, Степан Афанасьевич, родился в 1865 году, — рассказывает Любовь Михайловна. — Женился он поздно, было ему тогда уже за тридцать. Его избранницей стала Евдокия Тураева из Георгиевки, и он, как старший сын, со своей семьей остался жить в родительском доме. Вместе с домом он после смерти отца принял и ответственность за всю многочисленную родню. Кстати, на тот момент своих детей у него было уже 18(!) — это была самая многодетная семья в нашем селе. Степан Афанасьевич пользовался огромным уважением среди односельчан. Был он строгим, мудрым, очень справедливым человеком, и, как бы сейчас сказали, «типичным трудоголиком». Работали Канаевы много, дружно, поэтому и на ногах стояли крепко. Когда после революции в Новом Сарбае была создана сельскохозяйственная артель, а потом на ее базе — колхоз, мой дед передал в коллективную собственность две лошади, ветряную мельницу, косилку, лобогрейку для сбора сена и два амбара с зерном. Причем, сделал он это с мечтой о «светлом будущем», при поддержке старших сыновей Семена, Ильи, Андрея и Михаила — ярых активистов периода коллективизации».

Первый тяжелый удар потряс семью Степана Афанасьевича в начале 30-х годов, когда от страшного голода умерли три дочери: Вера и близняшки Афанасия и Надежда. В голодный 1933-й умирает еще одна дочь, Наталья. Пережив голод, но, так и не восстановившись, в 1935 году умирает жена Степана Афанасьевича, Евдокия. Не успели они опомниться ото всех этих потерь, как пришла новая беда, еще более страшная, — война!

В первые же дни из Нового Сарбая забирают на фронт более 200 человек и среди них — 9 сыновей Степана Афанасьевича: Семена, Илью, Андрея, Михаила, Павла, Евгения, Афанасия, Ивана и самого младшего, Василия. Непонятно почему в тот момент не забрали Егора. Он тогда только что женился на Татьяне Татаренковой, которая работала в Сарбае медсестрой. Ей, как медсестре, повестку вручили через два месяца, в тот же час, что и ее молодому супругу. Они и ехали на фронт вместе, одним эшелоном. По дороге эшелон попал под бомбежку, и Татьяна погибла чуть ли не на глазах у Егора…

В течение 41-го года семья оплакала гибель еще двоих: Степана и Ивана. Затем похоронки пошли одна за другой: их было еще шесть. Слез уже не осталось, внутри всё будто закаменело. Молча складывая стопочкой похоронки на своих сыновей, Степан Афанасьевич благодарил Бога только за то, что их мать не дожила до этого часа. А судьбе всё было мало: вскоре на военном заводе в Чапаевске при испытаниях новой техники погибает младшая дочка Степана Афанасьевича, Евгения, а еще одна дочь, Елена, пропадает без вести на границе с Китаем, куда она уехала с мужем-военнослужащим.

Затем настал черед провожать на фронт внуков. В 1942 году, едва тому исполнилось восемнадцать, забрали Ивана, сына Ильи. В 1944 году — семнадцатилетнего Владимира, сына Семена.

«Непонятно, как бы пережил все эти удары судьбы Степан Афанасьевич, может быть, сломался бы с горя, — размышляет Любовь Михайловна, — но у него на руках были четыре невестки, дочь, оставшаяся вдовой, и 18 несовершеннолетних внуков. Получилось так, что практически все его дети – женатые и холостые (кроме трех дочерей, которые покинули родительский дом, выйдя замуж) – до войны жили с ним под одной крышей. Поэтому, уходя на войну, сыновья оставили на отца своих жен и детей. Итак, в годы войны в доме вместе с моим дедом жили: Наталья, жена Ильи, и их шестеро детей; Анастасия, жена Семена с четырьмя детьми; Пелагея, жена Михаила с тремя детьми; Александра, жена Ивана с тремя детьми. Дом его дочери Пелагеи, до войны вышедшей замуж за Василия Десятникова, был по соседству. Но после того, как ее муж вместе с братьями ушел на фронт и вскоре там погиб, она вместе с двумя своими совсем еще маленькими сыновьями перебралась к отцу.

Конечно, деду в этой ситуации было очень нелегко. Ему было далеко за семьдесят, но он продолжал работать в колхозе, плюс вся мужская работа по дому была на нем одном. Но иногда мне кажется, что именно эти бесконечные хлопоты о живых, заглушая боль потерь, в каком-то смысле и стали для него спасением. Дом был по-прежнему наполнен детскими голосами, и это давало силы жить дальше».

Немного легче стало Степану Афанасьевичу, когда в апреле 1943 года, хоть и искалеченным, но живым вернулся его сын Егор. Он воевал стрелком в 214-м стрелковом полку и был уволен из рядов Красной армии после тяжелого ранения. У него была изуродована правая рука и в легких остались осколки, из-за чего он постоянно задыхался.

«Мой отец, Михаил, второй из оставшихся в живых сыновей Степана Афанасьевича, демобилизовался в 45-м. Он был танкистом, воевал на танке Т-34, — продолжает свой горестный рассказ Любовь Михайловна. — В 1942 году в боях под Сталинградом он был ранен и отправлен в госпиталь в Сызрань. В 1943 году, подлечившись, участвовал в величайшем танковом сражении на Курской дуге. В этом танковом месиве папа вновь был ранен. После госпиталя — снова фронт. А в 1945-м году он подорвался на мине (в это время он был уже сапером). Домой пришел на костылях.

Дождался Степан Афанасьевич и старшего внука. Иван воевал на 1-м Украинском фронте, в 228-й отдельной истребительной противотанковой дивизии. С января 1943 года по май 1945 года был наводчиком 57-мм пушек. Пройдя с боями через Украину, освобождал от фашистской чумы Польшу, Румынию, Чехословакию и Германию.

Последним в 1949 году домой вернулся внук Владимир, которого судьба занесла на Дальний Восток, на советско-японскую войну, но деда в живых уже не было».

Умер Степан Афанасьевич в 1947 году, восьмидесяти двух лет от роду. В последнее время он жил идеей продать свой дом, чтобы на вырученные деньги обеспечить каждую семью отдельным жильем. Он даже начал строить вместе с внуками и сыновьями дома для невесток Натальи и Александры. Не достроил… После того как деда не стало, дом действительно продали и разъехались. Но не разъединились. Все Канаевы по-прежнему дружны между собой. И объединяет их безмерная любовь и признательность к этому великому человеку - Степану Афанасьевичу Канаеву. Их отцу, деду, прадеду.

Людмила Мельниченко.

Прочитано 1917 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Вы здесь: Home