Суббота, 15 Июль 2017 09:01

Проверенный временем, нужный людям

Оцените материал
(1 Голосовать)

У Домашкинского кредитного кооператива — прекрасная репутация и богатейший опыт, однако выстоять в сложившихся условиях ему становится всё сложнее.

Современная история сельской кредитной кооперации началась в 2003 году — именно тогда был принят 193-й федеральный Закон «О сельскохозяйственной кооперации». Вспомнив, что ссудно-сберегательные кассы и подобные им финансовые учреждения всегда приносили огромную пользу людям и во многом способствовали успешному развитию села, государство объявило и о создании сельскохозяйственных кредитных кооперативов. Инициатива была подхвачена — в этом же году более двухсот таких кооперативов было организовано в Самарской области, три из них — в Кинельском районе: в селах Домашка, Георгиевка и в поселке Комсомольский.

Палочка-выручалочка

Сейчас в губернии — всего четыре сельских кредитных кооператива, один из которых — в Домашке. О том, как удалось сохранить Домашкинский СКК и в каких условиях он работает сегодня, мы попросили рассказать В.Н. Мокшину, председателя, главного бухгалтера кооператива.

Валентина Николаевна стояла у истоков его создания, именно благодаря её высочайшему профессионализму, самоотверженности, стремлению сохранить кооператив, в котором так нуждаются люди, он до сих пор успешно работает, в его составе — более 500 человек. Жители этого сельского поселения благодарно называют свой кредитный кооператив палочкой-выручалочкой, желают ему процветания и долгих лет работы.

«Наш кооператив, конечно, на Валентине Николаевне держится, — уверена А.Д. Григошкина. — Мы с ней в своё время в колхозе вместе работали — я агрономом, она бухгалтером. Уже тогда она поражала умением во всем досконально разбираться, проанализировать, разложить по полочкам. Во всех документах у неё всегда идеальный порядок, во всем — учёт и контроль. Нам очень повезло, что именно она принимала участие в создании кооператива, а теперь и руководит им. Если бы не она — не смог бы столько лет да еще и так хорошо работать наш кооператив. На ней всё держится. В 2003-м году я одна из первых вступила в него, знала: если Валентина Николаевна взялась за дело, кооператив будет работать.

Как и многие, кредиты я беру почти каждый год. Надо теленка купить или зерно осенью — беру короткий кредит 20-25 тысяч, за 2-3 месяца рассчитываюсь. А теперь вот и сын стал заемщиком: взял официальное разрешение на реконструкцию дома, и ему дали кредит под 14%. На такие нужды в нашем кооперативе процент ниже — обычный кредит— под 18%. Так что, Домашка с Парфеновкой и не представляют теперь, как это — без кооператива жить. Чуть что — идём туда за помощью».

«Я вот тоже в июне 100 тысяч взяла — дом будем заново обшивать, крышу менять, — вступает в разговор И.Б. Вершинина.— Взяла на год, но, как обычно, постараюсь отдать раньше: в сентябре муж получит отпускные — сразу внесу эту сумму, чтобы деньги были в распоряжении кооператива. Мы тоже каждый год брали кредиты — на машину, дочке помочь — они с мужем строились. Это так удобно, так важно для села — свой кредитный кооператив. Да ещё если в нём работает такой грамотный и отзывчивый человек, как Валентина Николаевна. По любому вопросу даст консультацию, подскажет. Наш кооператив уже два мировых экономических кризиса благополучно пережил, надеемся, что он теперь уже никогда не закроется».

В востребованности кооператива мы смогли убедиться сразу. Уже в 9 часов — в это время мы условились встретиться с Валентиной Николаевной — там оформляли документы очередному заемщику. Решили сделать фотографию, что называется, изнутри, но пройти в операционный зал смогли только после предъявления паспортов и регистрации — так требует 152-ой Закон. Регламентируют работу кооператива ещё несколько законов и требования Росфинмониторинга. И по каждому — соответствующая папка с документами, необходимая информация для посетителей. Освободившись, Валентина Николаевна провела небольшую экскурсию. Показала огромные ящики, закрывающиеся на замок, в которых хранят папки с личными делами заемщиков; отдельно сложены папки очередников — срок ожидания не больше 10 дней, но каждый человек может записаться на нужную ему дату.

Однако в экстренных случаях кредит выдают сразу же. Вот, например, сегодня его получает Любовь Ивановна Лесных, у неё недавним ураганом повредило крышу дома.

В кооперативе действует несколько социальных программ. По одной из них займ на строительство, реконструкцию дома, восстановление после пожара или стихийного бедствия выдаётся под 14% сроком на 10 лет. Если кредит был взят на строительство и построенный дом зарегистрирован на территории поселения, кредит переоформляется уже под 12%. Эта программа для многих молодых семей — спасение. Они берут зимой кредит 150 тыс. рублей, закупают стройматериалы, а летом строят дом и гасят кредит, чтобы зимой взять ещё один на те же нужды. Благодаря кооперативу некоторые молодые семьи смогли получить субсидии по программе «Устойчивое развитие села». Дело в том, что по условиям этой программы молодая семья должна иметь собственные сбережения — не менее 400 тысяч рублей. Откуда они возьмутся у молодых, только начинающих работать? Ни один банк такую сумму им не даст. Да и чем они будут платить? В Домашке и Парфеновке эта проблема решается так: родители молодоженов берут в кооперативе по 100 тысяч рублей и кладут на их счёт необходимые 400 тысяч рублей.

Три года назад, когда действовала государственная программа «Trade in», сдавшие старые автомобили смогли взять в кооперативе кредит и купить новый. Особенно актуальным это было для жителей Парфеновки, которые продают в Самаре и Кинеле выращенное на своих подворьях.

В кооперативе есть два вида вкладов — «Копилка» (под 12%) и «Сберегательный» (под 10% — первые 24 месяца, после них — тоже под 12%). Каждому вкладчику Валентина Николаевна квитанцию готовит накануне: «Стараюсь работать на опережение. У кого-то «Копилка» заканчивается, кто-то «Сберегательный» хочет забрать. В квитанции указываю сумму и время, к которому прийти, — сообщаю их по телефону. Бывает, что вызывают на дом. Например, ноги болят у пожилого человека, в офис к нам не может он добраться — приезжаем, берем деньги, которые он на вклад свой хочет внести, выдаём квитанцию. Некоторые вкладчики просят оформить документы, в которых указывают, кто может получить сбережения в случае их смерти».

Былое и думы

В пору своего становления кооператив дважды получил финансовую поддержку: в 2003 году район выделил 350 тыс. рублей под рефинансированную ставку банка, и в 2005-м — федеральный Минсельхоз на тех же условиях плюс огромная страховка. Однако за год кооператив погасил и ту, и другую сумму.

Как и другие кооперативы, в то время Домашкинский СКК брал кредиты в Россельхозбанке, но процентная ставка было такова, что на содержание кооператива уже ничего не оставалось. «Чтобы не повышать процент по своим займам, решили привлечь денежные средства наших жителей, — вспоминает В.Н. Мокшина.Начинали ведь мы с 15-ти человек — такое минимальное количество членов кооператива требовал 193-й Закон. Мы сложились по две тысячи рублей и выдали первый займ. А потом в кооперативе становилось всё больше вкладчиков. Проценты по вкладам мы выдавали на общем собрании. Это было событие — и мы радовались искренне, и люди. Все почувствовали результаты нашей работы. К 2008 году в кооперативе было уже 700 человек. И тут грянул кризис. Боясь денежной реформы, многие стали забирать свои сбережения. Мы тогда вынуждены были временно прекратить выдачу кредитов. Тяжело было до 21 декабря. А потом люди попривыкли к ситуации и понесли деньги назад. Мы вступили в федеральный Союз кредитных кооперативов, в губернии был создан второй уровень — кооператив, который объединял все кооперативы области. Он контролировал их деятельность, регулировал финансовые потоки, оказывал юридическую помощь.

Кризис 2014-го года нам был не страшен, ведь мы с долларами не работаем. На нашем логотипе так и написано «Крепкий рубль — селу!»

В 2013-м году кредитные кооперативы отдали под регулирование Центрального Банка, и многие из них не смогли соответствовать его требованиям: документооборот увеличился в три раза, выросли требования к техническому оснащению. А еще вышел 115 Закон о борьбе с терроризмом — очень сложновыполнимый Закон. Пришлось обновлять компьютерные программы, заказывать электронные ключи, цифровые подписи. Многое теперь связано с Интернетом, а он у нас в селе плохо работает, поэтому на оформление займа вместо 30 минут мы теперь тратим около двух часов.

Сейчас Банк предлагает создать СРО — саморегулируемую организацию, которая будет контролировать деятельность кредитных кооперативов. С 1 января 2018 года нашими членскими взносами мы будем содержать этот аппарат. Какая в нём необходимость? Ведь нас каждый год проверяет тщательно, в течение пяти дней Ревсоюз. Он делает ревизионное заключение, которое даёт нам право на дальнейшую деятельность.

Банк России прописывает стандарты нашей работы. Так, например, с 1 января следующего года мы должны перейти на ЕПС — единый план счетов. Зачем? Чтобы можно было работать с зарубежными партнерами. И все мои объяснения, что мы работаем в черте сельского поселения Домашка, Банк не воспринимает. Равно как и то, что менять процентную ставку по займу мы можем только на общем собрании членов кооператива, а не в одностороннем порядке ежеквартально — что требует от нас Банк. Проценты по кредитам мы утверждаем в Положении, которое принимается общим собранием — оно проходит раз в год.

Сейчас обдумываю, просчитываю, прорабатываю все варианты, в какой форме будет существовать наш кооператив, если мы всё же останемся под регулированием Банка России. Может, придется стать или ссудно-сберегательным кооперативом, или потребительским обществом. Все силы приложу, чтобы кооператив сохранить — пусть в какой-то другой форме. Главное, чтобы сохранились идея, суть работы нашего кооператива, — проверенные временем, одобренные и поддержанные людьми».

Татьяна ПАХОМОВА.

Фото Е. Мусогутова.

Прочитано 81 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Вы здесь: Home