"Междуречье" газета муниципального района Кинельский - Материалы отфильтрованы по дате: Суббота, 18 Август 2018
Суббота, 18 Август 2018 06:20

Они не любят иностранные имена

85 лет в этом году исполняется Поволжскому научно-исследовательскому институту селекции и семеноводства имени Константинова. За годы научно-практической деятельности селекционерами создано более 140 сортов, гибридов и линий различных сельскохозяйственных культур, 53 из них занесены в Государственный реестр селекционных достижений.

История становления

Своим становлением нынешний научно-исследовательский институт селекции и семеноводства обязан известному академику начала прошлого века П.Н. Константинову, имя которого сегодня и носит Поволжский НИИСС. Петр Никифорович Константинов приехал в 1929 году с Заволжья в Куйбышевский СХИ для передачи научного опыта студентам и аспирантам. Талантливого селекционера и крупного специалиста по методологии опытного дела кинельские земли заинтересовали резкими, очень контрастными погодными условиями. Засушливое лето или максимум осадков, бесснежные зимы или поздняя весна — такой контраст стал готовым полигоном для испытания выносливости новых сортов семян. Именно контрастность погодных условии определила специфику и направление деятельности Кинельской селекционной станции. Сначала она существовала на общественных началах при кафедре селекции и семеноводства, а свой официальный статус получила в 1933 году. Первым её директором был Дмитрий Маркович Чижов (1933-1935 гг.), а научным руководителем — профессор П.Н. Константинов. Так появилась научная селекционная база в Усть-Кинельском.  Станция в то время имела в своем распоряжении 300 гектаров земли и представляла собой небольшой научный коллектив. Однако именно в первые десятилетия работы станции начали закладываться научные школы, а многолетний труд ученых и сотрудников сформировал основные принципы научной концепции института, которым современный научный коллектив верен по сей день. Галина Яковлевна Маслова, заведующая лабораторией селекции и семеноводства озимой пшеницы, — один из старейших сотрудников института. Она работает в селекционной науке более полувека. Пришла в лабораторию селекционной станции в 1966 году еще аспиранткой. «Тогда ни о каких комбайнах, как сегодня, речи не шло, — рассказывает она. — Тогда все опытные делянки мы жали вручную серпами. Так что труд селекционера был еще и физически тяжелым». С годами крепли научные связи и расширялась научно-исследовательская работа. В 1957 году селекционная станция была присоединена к Куйбышевскому сельскохозяйственному институту и стала крупной научной базой для профессорско-преподавательского состава, студентов и аспирантов. А к 90-ым годам  коллектив станции выступил с обращением к Президиуму Россельхозакадемии принять Кинельскую селекционную станцию в состав учреждений РАСХН. В 1993 году за достигнутые успехи в создании сортов зерновых и кормовых культур, а также выполнение теоретических и методологических разработок в селекции и семеноводстве Кинельская государственная селекционная станция была преобразована в Поволжский научно-исследовательский институт селекции и семеноводства им. П.Н. Константинова Российской академии сельскохозяйственных наук. Первым директором института стала член-корреспондент Россельхозакадемии, академик Технологической академии РСФСР, доктор сельскохозяйственных наук, профессор Нина Ивановна Глуховцева.

«Золотые годы»

35-летняя научная и педагогическая деятельность Н.И. Глуховцевой была направлена на разработку теоретических проблем по иммунитету яровой пшеницы. Выведенные под её руководством сорта получили высокую производственную оценку на полях Самарской области и других регионов. Преемником Нины Ивановны стал её муж и соратник Владимир Всеволодович Глуховцев, который возглавил институт в 1996 году. Видный учёный в области селекции сельскохозяйственных культур и растениеводства, академик Россельхозакадемии, доктор сельскохозяйственных наук, профессор, заслуженный агроном РФ В.В. Глуховцев удержал и сохранил институт в сложные экономические годы конца XX века. На основании многолетних исследований В.В. Глуховцевым определены и внедрены в производство пути комплексного решения пивоваренной проблемы для обширных регионов России, традиционно не выращивающих ячмень на пивоваренные цели. За разработку комплексной научной концепции по селекции зерновых культур и достигнутые результаты в 2004 году академик В.В. Глуховцев и коллектив института был отмечен наивысшей наградой Российской академии сельскохозяйственных наук — большой золотой медалью им. П.П. Лукьяненко.

Поволжский НИИСС сегодня

Свой 85-летний юбилей Поволжский НИИСС имени Константинова встречает очередной победой: включен в государственный реестр сорт сои «Южанка». Это относительно новое направление работы Поволжского НИИСС. Но уникальность института и состоит в том, что он занимается селекцией не только зерновых культур, но и кормовых: проса, сорго, суданковых гибридов. А еще технических масличных культур: льна, сои. «Подчеркну, что Поволжский НИИСС не работает над селекцией исключительно ради науки, —  говорит директор Поволжского НИИСС имени Константинова Александр Иванович Кинчаров. — Сегодня одно из центральных направлений работы института — выведение качественных коммерческих сортов. Мы следим за рынком, отслеживаем потребности сельхозтоваропроизводителей в определенных культурах. Стараемся идти в ногу со временем. Самым актуальным вопросом для института сегодня является жизненная необходимость успешно конкурировать с иностранной селекцией. В начале 2000-х годов ученые от сельхознауки начали активно предупреждать о том, что иностранные селекционные компании внедряются на отечественный рынок семян. И что этот процесс может самым негативным образом сказаться на отечественной сельхозотрасли в целом. В тот отрезок времени этому не придали большого значения. По официальным данным, лишь 5% семян из всего объема составляли иностранные гибриды. Сегодня, по прошествии 10-15 лет, эта цифра по гибридам свеклы, подсолнечника составляет уже более 70%. Это очень опасно с точки зрения продовольственной безопасности страны, — комментирует директор Поволжского НИИСС имени Константинова А.И. Кинчаров. — Сегодня отечественное семеноводство практически потеряло такие культуры как подсолнечник, сахарная свекла, кукуруза, картофель. Здесь преобладают иностранные сорта и гибриды. По зерновой группе пока иностранным компаниям трудно конкурировать с нашими сортами — большей частью их зерновые не приспособлены к местным условиям. Это то, о чем говорил еще профессор Константинов 85 лет назад. Чтобы создать продуктивные сорта зерновых для выращивания на наших землях, их нужно вывести тоже здесь. Если разрушить систему селекции и семеноводства России, следующим этапом будет резкое повышение цен на семенной материал из-за рубежа. И тогда никаких газа и нефти не хватит, чтобы рассчитаться за потребность России в семенном материале. Поэтому институт сегодня интенсивно работает в селекционной науке, и свои позиции мы не собираемся сдавать, а только отстаивать. Мы, к сожалению, не можем быстро создавать новые сорта. В среднем на создание одного сорта уходит 12-15 лет. Хорошая материально-техническая база может сократить этот срок на треть. Поэтому ежегодно в проработке только одной лаборатории яровой пшеницы (всего в Поволжском НИИСС 7 научных лабораторий) находятся порядка 20-30 тысяч различных сортовых форм и линий. Есть сегодня современные системы маркерно ориентированной и геномной селекции. К сожалению, в России нет селекционных институтов, оборудованных для применения этих технологий. И пока все компоненты этой технологии только иностранные и очень дорогие. Несмотря на это, уже сегодня мы планируем кооперацию с Самарским, Ульяновским и Саратовским НИИССами для внедрения маркерно ориентированной и геномной селекции в отечественную семеноводческую науку. Может быть, речь будет идти о разработке государственной программы. Что это нам даст? Если сегодня ученый-семеновод может только визуально выявить положительные характеристики опытных образцов,  то новая технология позволяет еще на клеточном уровне наделять растение необходимыми геномами морозостойкости, засухоустойчивости, устойчивости к болезням и вредителям и многими другими характеристиками». В настоящее время в Поволжском НИИСС созданы сорта зерновых и кормовых культур, получившие широкое распространение. Одно из главных достижений — сорт озимой пшеницы Альбидум 114, который до настоящего времени является мировым стандартом по зимостойкости. Его геном так или иначе в настоящие дни присутствует во всех сортах озимой пшеницы. Среди неизменных сортов-лидеров, которыми ежегодно засеваются большие площади, можно назвать озимую пшеницу «Поволжская 86», «Поволжская Нива». Яровая пшеница «Кинельская 59» уже более 20 лет в производстве и до сих пор занимает существенные площади. Еще один сорт-старожил — скороспелая суданская трава «Кинельская 100», которая возделывается уже более 35 лет.

Кадровый потенциал

«Во все времена в институте было так, что работало старшее поколение, которое передавало свой опыт, и молодой талантливый резерв. Сегодня у нас 31 научный сотрудник. Основным поставщиком кадров для НИИСС остается  СГСХА, — рассказывает директор Поволжского НИИС имени Константинова А.И. Кинчаров. — Хотя селекционером нельзя стать, имея только специальное образование. Здесь нужны внимательность, умение и желание постоянно учиться, а еще нужно по-хорошему болеть сельхознаукой». «Мы по-своему больные люди. И эта болезнь называется любовью к своему делу, — говорит Г.Я. Маслова, руководитель лаборатории селекции и семеноводства озимой пшеницы. — Наши сотрудники, как никто другой, болеют за сельхозпроизводство, а тем паче за свои делянки. Весна задерживается — мы переживаем. Посеяли, дождей все нет и нет. Мы с волнением смотрим на прогноз — когда же дождик? Иногда сторонние люди над нами, учеными, смеются. Пожалуй, ученые-селекционеры — самые большие патриоты. Ведь для нас рождение нового сорта, как рождение младенца, которого мы всем коллективом выпестовали и буквально с клеточки вырастили и наградили всеми самыми достойными качествами, чтобы он жил именно в России, в нашем регионе, и радовал наших людей хорошими урожаями». Этот факт своей трудовой биографией подтвердила и кандидат сельхознаук, ведущий сотрудник лаборатории селекции и семеноводства крупяных и сорговых культур Л.Ф. Сыркина. Любовь Федоровна по первому образованию воспитатель, но волею судьбы пришла более 40 лет в Поволжский НИИСС временным подсобным рабочим, а осталась навсегда. Она не только получила профильное образование, но и защитила диссертацию. «Каждый колосок для меня, как ребенок, — говорит Любовь Федоровна. — Вот я хожу по делянкам и разговариваю с ними. Переживаю, когда заболели или не вынесли жары. Сегодня работаю над новым сортом зернового сорго. Назвала его Рось, Россия значит. Не люблю иностранные имена. Очень хочу, чтобы зерновое сорго Рось широко применялось в отечественной пищевой промышленности». «Селекционер постоянно занят: его трудовой день может длиться по 12 часов. Поэтому поддержка близких и родных очень важна. Больших денег мы не зарабатываем, зато своей любовью к профессии зачастую заражаем и родных», — говорит Евгения Валерьевна Столпивская, руководитель лаборатории селекции и семеноводства зернофуражных культур. «Труд селекционера тяжел еще и физически, — говорит Г.Я. Маслова, руководитель лаборатории селекции и семеноводства озимой пшеницы. — Даже сейчас, когда у НИИСС есть комбайны, без ручного труда ученых-селекционеров не обойтись. Комбайн — это не стерильная лаборатория. Когда машина высевает, в кабину с определенными опытными семенами может попасть любой другой сорт, оставшийся с прошлых посевных. И когда зерновые всходят, именно селекционеры вручную пропалывают все делянки, оставляя на полях только опытные образцы колосьев. А кто еще это сделает? Ведь только ученый-селекционер знает в лицо каждый сорт колоса». «Свою работу надо очень любить, — подтверждает Елена Анатольевна Демина, руководитель лаборатории селекции и семеноводства яровой пшеницы.  —От посева опытных делянок до изучения готовых образцов в лаборатории — каждый процесс селекции. А еще нужно быть всегда готовым пополнить свой багаж знаний и опыта. Среди селекционеров бытует мнение, что хорошим семеноводом можно стать только после 60 лет. Так что в нашем НИИСС трудится  еще очень молодой и перспективный коллектив». 

 

Елена ГРОШЕВА.

Фото из архива НИИСС.

 

Опубликовано в Новости
Суббота, 18 Август 2018 06:14

Как Иван Бровкин

Нынешний год у Александра Петровича Пшенина особенный: в июле отметил свое 80-летие, а в сентябре предстоит отпраздновать юбилей Кинельского района, ставшего для него родиной. Больше полувека они с супругой прожили в Павловке, оба работали в совхозе «Комсомолец». Здесь они встретили старость, здесь сейчас живут и работают их дети и внуки.

На целине

Иван Бровкин — для кого-то просто герой фильма, популярного в 50-60-е годы прошлого столетия. А для Александра Петровича Пшенина — это образ его молодости. Он в свое время, как и этот художественный персонаж, участвовал в освоении целины. Даже жил и работал по соседству с тем совхозом, где снимался фильм «Иван Бровкин на целине». «Иван Бровкин был в совхозе «Комсомольский», а мы — в совхозе имени Володарского. Соседи. Мы жили практически так же, как в том кино рассказывалось: все один в один. Только в фильме кирпичные дома строили. А на самом деле были саманные. Но они были даже лучше: теплее, — смеется Александр Петрович. — Молодежи сейчас, наверное, непонятно, что такое освоение целины. На месте тех сельхозпредприятий раньше были дикие степи. После войны продовольствия не хватало, вот и решили распахать эти земли. Причем поднимали целину всего за несколько лет, хотя по-хорошему это надо было делать десятилетиями. Я там начинал трактористом, потом успел и токарем, и сварщиком, и комбайнером поработать. Там же выучился на мастера-наладчика. Там и в партию вступил. Был такой случай. В совхозе держали большое поголовье овец. Но водопоя для них не было. Надо водохранилище делать — бульдозера нет. Меня отправили выбивать технику. Поехал, добился, привез все необходимое. Тут директор мне: «Давай, делай водохранилище». От начала до конца все сам сделал. Потом он меня на бульдозере и оставил, 6 разряд дали. Плотины строил, зимой дороги пробивал: там зимы очень снежные были, заносило так, что дорог не видать: можно было заблудиться. На целине я 9 лет проработал. Конечно, было сложно, работали не жалеючи себя, но мне нравилось. Там бы и работал всю жизнь. Только мать попросила нас вернуться в Тимашево, где мы раньше жили».

В совхозе «Комсомолец»

В свое время совхоз «Комсомолец» гремел на всю округу: там ставились невероятные рекорды, собирались небывалые урожаи. Молодой Пшенин и решил попробовать себя еще и на этой молодежной стройке. «Встретился с Анатолием Антоновичем Аксеновым. Он посмотрел мою трудовую книжку: «Приезжай, будет и квартира, работа. А для детей — садик и школа». Я загорелся: в Тимашево жил в 12 километрах от благ цивилизации. В поселке не было ни больницы, ни школы. А меня с работы не отпускают. Но я все равно уволился и переехал в Комсомольский, — рассказывает юбиляр. — Одну квартиру дали на две семьи, на работу уже вышел. Вскоре в Тимашево вызывают: вначале по партийной линии влепили выговор, а потом и вовсе исключили из партии, за то что я не дождался разрешения. Было очень обидно. Но потом случился переворот, тогда и те, кто меня исключали, сложили партбилеты. Мы в Комсомольском сдружились с Геннадием Николаевичем Чернышовым. Он говорит: «Лишь бы душа была коммунистическая». Так и есть». В совхозе «Комсомолец» Александр Петрович проработал больше 20 лет. Из них половину бригадиром тракторной бригады в Павловке. А начинал, как и на освоении целины, трактористом. В первый год ему дали старенький МТЗ-50. «Трактор был без кабины. А я на нем всю зиму возил жом в совхозные коровники из Тимашева. В иной мороз пешком идти было холодно, а тут едешь, открытый всем ветрам. Каждый день ездил: рацион коров нельзя нарушать. В три часа ночи вставал, заводил трактор и ехал туда. Там загрузят и обратно. Потом уже сам поставил кабину, стало лучше», — вспоминает Александр Петрович. Все свои главные награды Александр Петрович получил в совхозе «Комсомолец». Больше всего он дорожит знаками «Ударник 10-й пятилетки» и «Победитель соцсоревнования 1976 года»: «Соцсоревнование не было выдумкой. Когда нас опережало другое хозяйство, мы огорчались. Вот в «Комсомольце» было 6 отделений: первое — в Павловке, второе — в Покровке, третье и четвертое — в Комсомольском, пятое — в Филипповке, шестое — в Грачевке. Я работал в Павловке. Наше отделение всегда было на хорошем счету. Посевная площадь у нас была 4,5 тысяч гектаров. Все поля были засеяны. Было сделано орошение. Были угодья с многолетними травами. Коллектив нашей бригады был очень сплоченный, всегда работали сообща. Как управимся на своих полях, обязательно ехали к соседям помогать. В нашей бригаде трактористов было около 20 человек. Сейчас почти никого в живых не осталось. Остались мы трое: я, Николай Гаврилович Макаров и Геннадий Андреевич Андреев (мой помощник). Ему тоже 80 лет в этом году. Мы все в совхозе работали до самого банкротства. Как все стало закрываться, было жалко и обидно. Это же мы строили, поднимали, растили, а все вон как вышло».

Трудное детство

Сегодня Александр Петрович — ветеран труда. Его общий трудовой стаж 46 лет. Работать начал еще подростком, пошел прицепщиком на тракторах: очень любил технику. «Это сейчас механизаторы, как в самолете: кнопкой все управляется, в кабине чисто. А раньше на колесном универсале приходилось перетяжку делать на кругу два-три раза. Бывало, перетяжку делаешь, согнешься в три погибели, руки-ноги отваливаются. Какие силы в 12 лет? Пацан, зеленый совсем. Тяжело было.  О комфорте и говорить не приходилось», — рассказывает он. Первые детские воспоминания Александра Петровича связаны с госпиталем в Елховском районе, где его мама работала медсестрой. Они с братом Анатолием росли среди раненых: помогали им, чем могли. О своем отце Александр Петрович ничего не помнит.  Его на фронт призвали в июле 1941 года, обратно он уже не вернулся. В семейном архиве Пшениных хранятся его фронтовые письма-треугольники и письмо от жителей Украины, у которых он скончался от ран после выхода из окружения. Совсем недавно дочь Ирина сделала запрос о Петре Трофимовиче. Теперь в семье знают о его боевом пути.

Большая семья

Все, что выпало на долю Александра Петровича, с ним разделила его супруга Валентина Георгиевна. Они с детства жили на одной улице по соседству. В школе учились в одном классе. Повзрослев, вместе ходили на сельские вечеринки. Но все это было, как они говорят, «так, по-соседски». Чувства появились, когда молодые люди оказались в разлуке. «Александр служил в армии. А я жила у сестры в Челябинске. И тут мне приходит письмо от него. Я очень удивилась: «Откуда нашел мой адрес?». Он в письме писал, что едет через Челябинск в Кыштым и предложил встретиться. Я уже стала собираться, а сестра мне: «Он тебе кто? Никто. Вы не встречаетесь, не дружите, вы просто из одного поселка. И что тогда ходить на эти свидания?». Он тогда меня целые сутки ждал на вокзале, — рассказывает Валентина Георгиевна. — Встречаться начали потом, уже в Тимашево, когда оба начали работать. Он попросил разрешения и стал приходить ко мне домой. Три месяца мы с ним повстречались и поженились». Супруги вместе уже 58 лет. Они вместе вырастили четверых дочерей. Сейчас у них 8 внуков и 11 правнуков. В этом году еще ожидают пополнения. Каждые выходные и праздники эта большая семья съезжается вместе. Вроде все ладно в жизни: и дом полная чаша, и в семье достаток, только Александр Петрович не может жить спокойно: он постоянно в поисках истины, поэтому и слывет в селе активистом и правдолюбцем .

Татьяна ДАВЫДОВА. Фото Е.мусогутова.

 

 

 

 

 

 

Опубликовано в Живет такой человек
Вы здесь: Home РЕКЛАМА Материалы отфильтрованы по дате: Суббота, 18 Август 2018