"Междуречье" газета муниципального района Кинельский - Материалы отфильтрованы по дате: Среда, 11 Апрель 2018
Среда, 11 Апрель 2018 11:48

Железнодорожная судьба

Николай Александрович Демидов — один из старожилов сельского поселения Георгиевка. Ему в этом году исполняется 84 года. Перед его глазами прошла почти вековая история Георгиевки и района в целом.

Вся жизнь Николая Александровича Демидова — это железная дорога. 40 лет он проработал путейцем. Был лучшим в своем цехе. Его портрет подолгу висел на Доске Почета железнодорожников. От его дома до вокзала железнодорожной станции Георгиевка — рукой подать. Его крошечный домик вздрагивает от каждого проходящего состава. Общая площадь жилища около 20 квадратных метров. Всю жизнь пристраивал, латал, ремонтировал, сегодня силы уже не те. «Ноги не ходят. Здоровье на работе оставил», — жалуется старый путеец. Однако в своих воспоминаниях он по-прежнему молод, удал и здоров.

      МЫ ИЗ САДКА

«Я родом из Садка, — рассказывает он. — Такого населенного пункта сейчас уже нет. А тогда это был маленький хуторок. Он за 1161-м километром железной дороги располагался. Домов 20-30 в два ряда стояли. Недалеко озерцо было. Места красивые. Правда, ни света, ни удобств не было. Жили с лампами. В Георгиевку ходили пешком. Но это полбеды: людей из этих мест выжила вода. В Садке грунтовые воды даже летом не сходили. Подпол откроешь, а там, как в колодце. Кадки, банки с соленостями плавают. Поэтому там погреба не строили — на земле делали насыпи.

До 70-х годов деревня еще как-то держалась, а потом враз все разъехались. Сейчас, наверное, уже ничего и не осталось. Одна дикая поросль колыхается».

ЭХО ВОЙНЫ

 

«У нас и колхоз свой был, так и назывался «Садок»: тракторная бригада, ферма, ток — все честь по чести. Работали все вместе, жили дружно. Наш отец Александр Петрович всю жизнь проработал трактористом. Мама Надежда Петровна была на току. Перед тем как убрать зерно в склад, женщины его веяли. Лопатами подкидывали, сор ветер уносил. Еще в войну был специальный агрегат с большим барабаном. Туда засыпали по два мешка зерна и крутили, чтобы его очистить.

Во время войны в нашей деревне остались одни женщины да дети. Они работали и на травокосках, и на лобогрейках. На первом косили траву, на втором — зерно убирали. Я на лошадях собирал снопы. Нас у матери в войну осталось трое. Все что-то делали, чтобы прокормиться. Жилось голодно. На колхозное поле бегали, мерзлую картошку, свеклу собирали. Колоски собирали. Все так жили.

Как война началась и как победу встретили, уже забыл. Но до сих пор помню, мы, дети, лежали на печке, и в дом зашли военные, но не в нашей форме. Оказалось — немцы. Заходят и у матери на ломаном русском спрашивают: «Дай, бабка, млеко». Целую колонну пленных немцев через наше село гнали. Тогда они уже были обходительные, даже не верилось, что недавно они стреляли из автоматов и убивали наших. У них были гармошки губные. Помню, кусочек хлеба стащил у матери и разменял его у одного немца на красный кошелек. Потом испугался, что мама заругает, принес и в подлавке спрятал.

Тогда отец уже вернулся с фронта, он возил немцам продукты. Как-то приехал на машине. А я вышел, смотрю — машина закрыта тентом. Открываю — там пряников целая машина. Взял два пряника и спрятал за хлевом. Тогда плетеные сараи были. Сунул в щель и забыл. Через какое-то время вспомнил. Нашел свой схрон — а там уже мыши все сгрызли, даже крошки не оставили.

В школу я пошел во время войны. В Садке до третьего класса учили. Потом возили в Вертяевку. Туда добираться было сложно, я и бросил. Мама все переживала: «Что дальше будешь делать?» Я говорю: «Поеду в ремесленное училище учиться вместе с Колькой Вахторовым». Тогда я и вышел первый раз самостоятельно из Садка. Первый раз сел на поезд. И первый раз поехал в Самару. Училище было на Безымянке. Там получил специальность плотника-опалубщика».

     ЖЕЛЕЗНАЯ ДОРОГА

«Полжизни прошло в Садке. Оттуда меня и в армию провожали. Туда же вернулся после демобилизации. И там же завел семью. В наш колхоз привезли студентов из-под Москвы копать картошку. Среди них я и увидел свою Клавдию. Поженились, воспитали двух дочерей. Ее схоронил уже здесь — машиной сбило.

Сразу после армии я пошел на железную дорогу. Меня взяли на 1157 километр. Вначале был монтером пути, вскоре стал старшим монтером. Наш бригадир ушел, меня поставили на его место. А потом еще и мастером в Тургеневке был. В общей сложности у меня 40 лет трудового стажа.

Я любил работать. Мой участок был лучший, пока я работал на железной дороге. Меня всегда ставили в пример. На своих четырех километрах дороги (1156 — 1159 километры пути) отвечал за безопасность движения поездов. У меня все рельсы были исписаны мелом, чтобы знать, где провисы, что надо подремонтировать или что уже сделано. Свой участок я знал, как свои пять пальцев, и был за него спокоен.

Но один раз произошло крушение поезда. Я был в отпуске. Вечером мне звонят: «Срочно — на 57-й километр! У вас крушение». Пришел, а там уже и милиция, и начальство приехали. Оказалось, что рельс лопнул и состав сошел с рельс, под откос полетели бочки с углем. Движение было остановлено. Стали разбираться, по чьей вине все произошло. Меня на допросы в милицию вызывали. Переживал очень. Но потом результаты анализов пришли. Выяснилось, что это был заводской брак. Внутри металла осталась раковина, от этого рельс и лопнул.

От работы мне этот домик дали. Раньше тоже получить жилье было тяжело. Первое время на работу ходил из Садка. Это 4 километра в одну сторону. Зимой, если пурга, просто беда была. Ветер, снег — света не видать. Я на работу собираюсь. Надеваю плащ, завязываю капюшон, а перед глазами вставляю стеклышко, чтобы видеть, куда иду. Пожаловался бригадиру. Мне среди ночи позвонили, что жилье освободилось, могу заехать. Я семью в охапку — и сюда. Домик был — половина этого, да еще печка стояла. Здесь и дети выросли. Здесь и сейчас живу. На старости лет, конечно, хочется пожить в удобствах, но самому не вытянуть новое жилье.

Наконец-то весна настает… Посадим огород. Дальше будем жить».

За свою трудовую жизнь Николай Александрович заработал много наград. Главную из них — Орден Трудового Красного Знамени — он получил в 1974 году. А еще есть серебряная медаль ВДНХ, удостоен звания Почетный железнодорожник. Все свои награды старый путеец хранит в шкафу: не любит их носить напоказ. Лишь самые близкие знают о достижениях главы семейства. Старшая дочь Ольга тоже пошла по пути отца: работала начальником железнодорожного вокзала на станции Георгиевка, сейчас она уже на пенсии. Младшая дочь Елена всю жизнь проработала на заводе. Семья Николая Александровича продолжает расти, у него уже есть трое внуков и даже два правнука. Все они не забывают, навещают старого путейца.

 

Татьяна Давыдова

 

Опубликовано в Живет такой человек
Среда, 11 Апрель 2018 11:29

МИНСЕЛЬХОЗ ИНФОРМИРУЕТ

Министерство сельского хозяйства и продовольствия Самарской области напоминает, что с 1 июня 2018 года вводится обязательная электронная ветеринарная сертификация на товары, подконтрольные государственному ветеринарному надзору.

Опубликовано в Информационный блок

Управление Россельхознадзора по Самарской области считает необходимым в очередной раз напомнить о вреде, наносимом природе, сельскому хозяйству, здоровью и жизни людей, возникающему от травяных палов, и обращается к правообладателям и пользователям земельных участков с сообщением о недопустимости сжигания стерни.

 

Опубликовано в Информационный блок
Вы здесь: Home О газете Материалы отфильтрованы по дате: Среда, 11 Апрель 2018